Изучайте английский бережно! Интервью с автором проекта How to Know How Марией Ковиной-Горелик

Это интервью мы готовили долго и основательно. В нём много полезного, глубокого, толкающего на размышления. С Марией Ковиной-Горелик — переводчиком и преподавателем английского языка — мы мечтали побеседовать уже давно и узнать подробности о её проекте How to Know How, который стал особо популярен среди тех, кто мечтает выучить английский, перепробовал уже всё, что можно, — и никак. Мария не создавала очередной волшебной методики «как выучить английский язык», она просто заглянула глубже, дальше пределов преподавания и изучения. Она неразрывно связывает изучение языка с психологией и языкознанием, выстраиванием отношений с языком: только бережно обращаясь с ним и, прежде всего, с самим собой, можно достичь желаемых результатов.

masha kovina5

Мария, что такое бережное изучение английского? Что вкладывается в это понятие?

Когда я переключилась с переводов на преподавание и стала смотреть по сторонам, я пришла в ужас, потому что поняла: происходит что-то вообще катастрофическое. Люди настолько сбиты с толку информационным шумом вокруг изучения английского языка, маркетинговыми предложениями и начинкой этих предложений. Они просто сметены и погребены под этим всем. Школы английского языка сейчас в каждой подворотне.

Я заметила, что в этой сфере нет бережного отношения ни к людям, ни ко времени, ни к деньгам, ни к языку как к таковому.

К языку часто отношение очень потребительское. Это такой аксессуар, который вписан в жизненный план наряду с поиском партнёра, обретением жилья, получением диплома, занятием определенной должности — у кого что. Люди на консультациях прямо так и говорят: «Это базовый навык, он должен быть».

То есть рассматривают английский язык как инструмент?

Да, инструмент, причем такой, который можно сначала приобрести, потом повесить в чулан, потом достать спустя полгода, а он — как новенький, полностью готов к использованию по велению хозяина. Люди не задумываются о том, что язык от них что-то требует, что это двусторонние отношения. Что это вообще отношения, если уж на то пошло.

Такое же небережное отношение к студентам со стороны школ. К преподавателям на самом деле тоже, но это вопрос уже к организациям, которые работают на рынке. Как работают преподаватели, насколько их ценят, какова текучка кадров — все эти параметры конечного потребителя как бы волновать не должны, но ситуация настолько аховая, что и это уже просачивается, сказывается на клиентах. Мало того, сами студенты к себе тоже относятся очень небережно. Я стала консультировать, смотреть, что рассказывают. И картина такая: измором себя берут, заставляют себя.

Звучит даже такое: «Убить на это два года», «Проклятый английский», «Надо себя заставить» и т. д.

Через преодоление себя, получается…

Они не могут преодолеть себя, потому что, во-первых, изучение языка — это не рывок, это процесс, а во-вторых, преодолев себя, они остаются в этом процессе без себя, без той части себя, которая и должна вообще-то этот язык усвоить и разместить его внутри. То есть заранее обрекают себя на неуспех.

Изучение языка невозможно пройти на воле. Воля — это определённый механизм, инструмент. Он очень хороший, но его нельзя использовать слишком много и часто, иначе он блокирует другие психические стратегии и системы.

И обучение английскому, построенное на воле не очень хорошо идёт. Есть вещи в голове, которые должны дозреть, и никакой волей их туда не засунешь.

А на чём может происходить обучение?

Обучение должно происходить в основном на эмоциональном движке. На чувствах привязанности, принадлежности, энергии познания, способности к развитию и адаптации. На умении переключать сфокусированное внимание на рассеянное и обратно, на способности к интеграции сложных и противоречивых концепций. Почти каждое из слов, которые я сейчас назвала, — это не бытовое понятие, а термин с вполне конкретным содержанием. Это важнейшие факторы обучаемости, которые влияют вообще на всё. Об этом никто не говорит.

Что же не так с огромной индустрией обучения английскому языку? Что не так с многочисленными школами?

Ну смотрите, что мы имеем. При всём многообразии методик и при всех рекламных акциях, есть огромный сегмент аудитории, у которого раз за разом не получается. И непонятно, что с этим делать.

Зияет огромная дыра, и никто не знает, как её залатать, если смотреть на неё с позиции студента и его потребностей. Как заработать на этой дыре — это пожалуйста: посмотрите внимательно на рекламу курсов, центров и методик, вы увидите, что в половине случаев они прямо отсылают к предыдущим неудачным опытам изучения языка. Эксплуатируют это, обещая, что именно их методика поможет эту дыру закрыть, но почему-то раз за разом это не работает.

Никто не разбирается в самой системе, чтобы понять, где та часть, за которую несёт ответственность именно студент. Возможно, он что-то делает не так, у него в голове есть какие-то препоны, которые не дают продвигаться дальше, и как ему можно помочь.

Дальше: какая часть ответственности лежит на преподавателях тех школ, которые его учили. Что предлагалось конкретно, как проходили занятия, что из этого получалось, что не получалось, какие выводы можно сделать, что оставить в рационе, что убрать, потому что это не работает? Необходим серьёзный аудит ситуации, но этого никто не делал, потому что организациям это не интересно.

Единственное, что предлагалось, — попробовать ещё раз. Выгодно ведь, когда один и тот же клиент платит за один и тот же уровень по несколько раз, даже если разным организациям, в целом система выигрывает, а человек нет. С каждым разом, когда он пробует, ему тяжелее, он готов опустить руки быстрее — и быстрее идти искать следующий вариант.

Поэтому естественно, что, если появляется специалист, который начинает эту дыру хоть как-то обрабатывать, появляется и колоссальный спрос на его услуги, который меня и удивляет, и нет одновременно.

Человек приходит к вам на консультацию, вы прорабатываете с ним эти проблемы, а дальше он куда идёт?

Я пытаюсь повысить критичность, информированность, чтобы человек мог дальше сам разобраться в предложениях на рынке, чтобы хотя бы знал, какие вопросы задавать, как оценивать то, что с ним делают преподаватели.

Вопрос преподавания для вас не закрыт?

Нет, конечно! Преподавание и есть основное направление моей работы! У меня есть целых два месячных курса, которыми очень горжусь и которые веду попеременно  с большим наслаждением. Один — про связь слов и смысла, про работу с источниками, со словарями, с текстами, он называется «Карта смыслов в чаще слов».

Второй — про грамматические времена, про их строение, структуру и использование, он называется «Восемь маяков в океане времен».

Они ни в коем случае не заменяют собой регулярных занятий в группе или с частным педагогом, но они нацелены на то, чтобы сделать это, скажем так, более осмысленным. Они дают системные сдвиги в восприятии языка и учебного процесса, довольно сильно меняют ученическую позицию и взгляд на материал. Я считаю, что в текущей ситуации это очень важно, потому что это единственное, чем реально может управлять студент в своём учебном процессе и что не стоит ему ни копейки.
masha kovina2

И я бы хотела также развивать работу с преподавателями. Не в том смысле, что я, великая и ужасная, буду их учить, как учить! Нет. Я трезво отношусь к себе, у меня нет большого опыта преподавания в группе, но у меня есть опыт общения именно с фрустрированной частью клиентов. Мне хочется донести до среднего  преподавателя запросы тех клиентов, которые уже были пережёваны и выплюнуты системой, впустить в поле зрения их чувства, их восприятие. Сделать вопросы обучаемости, эмоционального состояния и отношений между учеником и учителем основной движущей силой процесса.

Нужно ли преподавателю иметь особые способности к этому, талант?

Это общечеловеческие способности, не цеховые. Внимание есть у всех, а вот возможность управлять им — это совершенно конкретный навык. Нужно тренироваться.

Есть момент, который называется «люди плохо работают». Это очень серьёзный момент. В этом тоже проявляется потребительство и небрежность, не-бережность. На самом деле, удовольствие мы получаем от того, во что мы вложились. Чем больше мы вложились, тем больше удовольствия. Но это непопулярная точка зрения, все хотят быстрых результатов в изучении английского, не вполне понимая, каких именно. Ставят на количество слов, скорость прохождения уровней, медальки в электронном приложении, а говорить все равно не могут, магии не случается. Результат в виде пройденных курсов есть, а результата в виде дикого кайфа нет. А какой результат был нужен-то?

Акробат, который на ваших глазах летает под куполом цирка, испытывает удовольствие. И уровень удовольствия, которое получает человек с таким тренированным телом, доступен единицам, но мы же понимаем, какое это удовольствие — потому что он реально летит. Однако это удовольствие нельзя получить за деньги или просто так. Нельзя этот опыт приобрести, не приведя себя в определённое состояние, не научив себя определённым вещам.

Чтобы давать уроки, от которых будут кайфовать все — и учителя, и ученики, — нужно очень много работать и любить это делать. Любить именно момент усилия, напряжения, вложений, которые потом и дают мощный результат. Но любить надо усилия. Результат-то каждый дурак полюбит, когда он такой, как конфета.

Со стороны так и выглядит, что удовольствие приносит результат. Но это уравнение о двух концах: удовольствие от результата прямо пропорционально вложенным усилиям, а сам по себе результат ничего похожего не приносит.

И, конечно, это ничего не имеет общего с той ситуацией, когда человек, скажем, приехал в Россию изучать русский балет. Но денег не хватает, потому что грант маленький, стипендия очень маленькая, а в Москве всё очень дорого, вот он и стал преподавать кому-то свой родной язык, потому что здесь это очень ценится. И никто его не контролирует. У него есть скрипты, по которым он преподаёт. Он приходит, он сам не очень хорошо понимает эти скрипты, ему просто написали, что нужно сегодня рассказать, он сидит и рассказывает. Ни ему, ни студентам не в кайф, все в этой компании не очень-то понимают, чем они здесь занимаются.

Ваш проект How to Know How про что? В чём его основная идея? Подвести к этому пониманию английского языка?

Я поставила себе просветительскую цель. Я хочу видеть более критически мыслящую аудиторию. Человек теряет ориентацию в том, что есть хорошо, что плохо, какие методики работают, какие нет.

Конечно, это огромный рынок, где английский язык — товар. Сначала надо убедить всех, что он всем нужен. Далее нужно всем сообщить, что выучить его очень просто, и в результате огромная масса населения думает, что английский — это такая вещь, которую просто надо иметь.

То, что язык либо идёт вверх, либо ползёт вниз — это для многих революционная идея. Его нельзя иметь и, положив, на полку, пользоваться им раз в год. Его можно довести до какого-то стабильного пассивного уровня, на котором ты будешь смотреть не очень сложные сериалы с субтитрами, но и на это нужно положить года два-три. Когда я на нём не разговариваю днями, а потом мне нужно дать урок или пройти собеседование, то вот я, человек с высшим образованием, который учит язык 34 года, буду специально готовиться. Почему-то многих это поражает.

Самый распространённый запрос у людей: «Хочу делать это без усилий, не задумываясь!» Я не знаю, как на это отвечать. Я прилагаю усилия. Я больше 30 лет в этом языке — из них лет 12 профессионально — и я задумываюсь! Я, когда пишу посты, некоторые фразы специально проверяю, вдруг я что-то неправильно написала. Но люди, которые даже толком и заниматься языком не пробовали или пробовали, но у них не получилось, хотят выучить английский язык без усилий. Как так?

Вернёмся к метафоре с тем же акробатом: он на ваших глазах прилагает усилия, но ему это в кайф. Тут есть два аспекта: во-первых, он очень-очень долго тренировался и, возможно, не всегда с удовольствием. Во-вторых, несмотря на любую грацию, отточенные движения, он всё равно прямо сейчас в эту минуту прилагает усилия, и если он перестанет это делать — он упадёт. Так вот, насколько я могу судить, идеи одновременного приложения довольно значительных усилий и получения дикого кайфа, её на рынке просто нет. Есть только детские кубики, с одной стороны, и бездна отчаяния — с другой.

Я считаю, что это результат массового маркетинга, который насаждает идею о том, что это легко и нужно всем. Обратная-то сторона этой медали выглядит так: если мне нелегко, значит, что-то идёт не так. Конечная точка логического рассуждения: это должно даваться без усилий. Ну и куда мы приехали?

Если посмотреть на то, как это рынок позиционирует, вы увидите только волну позитивных чувств. Интересно! Легко! Быстро! Весело! С огоньком! Квалифицированно! Бесконечное «рот от уха до уха».

Но я вижу огромный пласт людей, которые вырываются из этого потока с такими чувствами: «я не принадлежу этому празднику жизни», «я чувствую себя идиотом», «я не успеваю»,«я сижу и скучаю, вся группа плетётся в хвосте, мне нечем занять свои мозги», «я разговариваю, а меня не понимают», «я покрываюсь холодным потом».

Мне это близко. Я не люблю парады и позитив. Мне нравится иметь дело с  теневыми процессами и сложными чувствами людей.

У меня в анкете для консультаций есть вопросы про телесные чувства — и я иногда плачу, когда читаю ответы: «ком в горле», «потные ладони», «вся спина мокрая», «я задыхаюсь», «в ушах гул — я ничего не слышу», «колени подгибаются». Это реальные цитаты. Так люди себя чувствуют, когда к ним кто-то обращается или когда им надо что-то сказать на иностранном языке. Где этому место на рынке? Его нет. У нас всё хорошо — мы хороводы водим, нам годятся только те, у кого как раз «рот от уха до уха». А там, по-моему, от уха до уха скоро разрез будет…

Ситуация, когда человек на твоём уроке потеет, бледнеет, зеленеет — она ужасная.

Когда человек приходит ко мне уже сильно травмированный, я это умею убирать через какое-то время. Это даже не изучение английского языка как такового, это помощь, которая нужна для того, чтобы оно вообще стало возможным, это изучение.

Конечно, если люди после меня идут обратно в эти структуры, где их травмируют, тут я бессильна.

А как вы подводите человека к тому, что английский язык выучить реально, но нужно потрудиться?

Ко мне попадают люди, которые к этому пришли без меня. И из этой точки они не знают, что делать, куда двигаться, к кому идти. Потому что для них на рынке нет предложений. Или есть, но их очень трудно отыскать — среди вот этого бьющего во все стороны позитива.

Ко мне приходят уже отчаявшиеся — это основная моя целевая аудитория. Люди, которые, как правило, уже походили, посмотрели, попробовали, и у них не получилось, и они имеют конкретные вопросы, чувственные собственные переживания, личный опыт, о котором я их спрашиваю. Я сейчас не учу английскому языку как таковому, хотя и надеюсь вернуться к этой практике, но немножко в другом разрезе. Я хочу приобрести ещё пару квалификаций и делать ещё кое-что.

Давать комплексный продукт?

Можно и так сказать. Во всяком случае, я бы хотела обучать людей так, чтобы они находились в контакте со своими телами и эмоциями..

У нас народ очень страдает от идеи, что учение — это процесс сугубо интеллектуальный.

По-прежнему всё ещё царствует в головах стереотип о том, что именно прирост знаний — цель всего этого процесса. Знание о том, что квадрат катетов равен квадрату гипотенузы, само по себе мне ничего не даёт. Но когда я решаю задачу, я могу применить это знание и получить свой конкретный уникальный результат. Результат не в решении, эту задачу до меня решили 15 поколений людей, то есть не это уникально! Результат  в том, что каждый человек, проходя этот процесс, получает свою личную радость и отращивает свои личные нейронные связи. Это и есть обучение. Не формула, а способность  уместно её применять, получая правильные и стабильные результаты.

Так же и в языке: само по себе знание того, что Present Perfect используется в определённых ситуациях, абсолютно ничем меня не осчастливит, если я эти ситуации не могу распознать, не могу достаточно быстро применить этот Present Perfect, быть уверенной, что я правильно его применила, и при этом получить обратную связь от собеседника, который понял, что я хочу сказать.

Свободное говорение, о котором все так мечтают, — это навык, а мы пребываем в иллюзии, что знания автоматически перетекают в навык. Но без специальных методических усилий ничего не происходит.

Из интеллектуализации обучения вытекает стремление всё понимать, а это не всегда бывает возможно. И что ещё более важно — не всегда нужно. Почему кто-то, вообще, решил, что это должно быть понятно? Это иностранный язык, он непонятен, так и должно быть! И он уж точно никому ничего не должен.

У меня есть ощущение, что с языком надо выстраивать отношения, как с человеком или явлением. А меня учили, что ко всему, будь то люди или явления, куда более крупные, например, море, лес, планета, язык, лучше относиться с уважением.

Банковский клерк, исполнительный директор или администратор в гостинице — они абсолютно равны с точки зрения языка. Он безбрежен, как стихия. Если к нему подходить с намерением «ты мне нужен, я тебя хочу — и я тебя возьму», то это изнасилование. Мне такой подход не нравится. Я знаю точно, что язык обязательно найдёт способ выставить человека идиотом за такое отношение.

Он не для того существует, чтобы нас обслуживать. Даже если мы хотим заключить контракт на миллион, в масштабе языка — это очень мелкий интерес. Ему совершенно неинтересно нам помогать в этом вопросе, если мы не согласны отдавать ему время, любовь, внимание, честное взаимодействие и уважение.

Мало того, уважением лечится половина страха совершить ошибку. Иностранец, который в состоянии какого-то почтения пытается выразить свою мысль на чужом языке, не преступая границ этических, вызывает желание ему помочь, его поддержать, и люди на самом деле тепло к нему относятся. Представьте, что к нам подходит иностранец, который изучает трудный русский язык и делает в нём ошибки, но при этом ведёт себя любознательно, уважительно и приятно, он не вызывает отторжения, нас не удивляет, что он делает ошибки, и мы будем помогать ему. Другой разговор, например, когда узнают, что ты из России и поднимают палец с возгласами: «Водка! Матрёшка — бабУшка!» Ты хоть знаешь, что такое «бабушка» и что она вообще не имеет отношение к матрёшке?

Итак, вы не психолог, не преподаватель, но для себя вы определили, кто вы?

По профессии я переводчик. Я знаю, что такое перевод, где и как его использовать, что такое мастерство перевода, где ему учат, как долго ему надо учиться, какие там есть ступени, уровни и возможности. Конечно, я уже давно не перевожу, но это то, кем я себя ощущаю. Хранитель границы между двумя мирами и проводник через неё. Именно поэтому я так бешусь, когда перевод начинают использовать как вспомогательное средство для изучения иностранного языка!

masha kovina3

По образованию я наполовину русский филолог, я закончила два курса русской филологии: языкознание в полном объёме, русскую и западную литературу в хорошем объёме и другие базовые дисциплины. Неплохо ориентируюсь в русском языке. Да, нельзя считать меня в этом вопросе профессионалом, но есть хорошая база. Я могу позволить себе сравнивать два языка, когда я что-то делаю, показываю, объясняю. Я часто это делаю, сравнивая параллельные конструкции. Но это не перевод. Для перевода не всегда нужно использовать параллельные конструкции — при переводе мы должны передать смысл, какие конструкции мы при этом используем, совершенно не важно. Эту разницу понимают не все.

Так вот, переводчик — это то, как я себя ощущаю по отношению к языку. А с точки зрения маркетингового позиционирования, скорее всего, всё-таки преподаватель.

У вас есть помощники в проекте?

Пока я этот проект веду одна. Да, у меня есть помощники и консультанты — люди, которых я называю феями-крёстными, которые видели зарождение. Мария Губина, вне всякого сомнения, одна из главных фей. Формат консультирования — её авторская идея. Именно она мне подсказала, что можно делать такую услугу.

Есть сейчас человек, который временно взял на себя администраторские обязанности. Проект маленький, у меня нет возможности нанимать людей на полную занятость. И дело не только в финансах. Нет такого количества работы, чтобы обеспечить ею людей на постоянной основе.

Большая сейчас загрузка по клиентам?

Сложно ответить на этот вопрос, потому что не в клиентах измеряется моя загрузка. Когда веду курс, это занятия дважды в неделю, огромный объём домашних работ, постоянная связь с участниками, обсуждения и т. д. Когда не веду, — готовлюсь к нему, постоянно что-то переделываю, улучшаю. Статьи пишу постоянно, независимо от всего остального. А по клиентам… ну не знаю. Очередь на консультации стоит.

А другие форматы?

Я бы хотела иметь большее количество форматов и продуктов в линейке, но у меня пока на это не хватает ни времени, ни сил, потому что всё обычно занимает больше времени, чем изначально думалось и планировались.

У меня сложные отношения с вопросами ценообразования. Когда я думаю об этом как потребитель, я полагаю, что это не может стоить столько. Пройдя курс по маркетингу у Марии Губиной и находясь в этом бизнесе больше года, я поняла, что это порочный взгляд, ведь потребитель часто не видит, из чего складывается цена, сколько на это уходит работы.

Когда я первый раз вела курс, и мне за два дня пришло большое количество денег, у меня была иллюзия, что это такие деньжищи — всего за два дня! Потом я села и посчитала: во-первых, этот курс создавался около 1,5 лет в промежутках между беготнёй по урокам, то есть без отрыва от постоянной деятельности. Во-вторых, целый месяц я веду занятия: два раза в неделю выхожу в эфир, а потом несколько часов каждый день я проверяю домашние задание. Если эту сумму поделить на все эти усилия, то получается не так уж много.

А клиенты как к вам попадают? Как они понимают, что им нужно сначала к вам, а не в школы?

Они приходят, когда уже как минимум один кружок пробежали, непременно с потерями. Дальше они какое-то время сидят в растерянности и отчаянии, пока у  них не появляется естественное понимание, зачем нужно потратить время на чтение моих статей или деньги на мою консультацию, они готовы это сделать.

Если эта необходимость не наросла изнутри, их траты не будут оправданы. Собственно, то же самое и можно сказать про всё изучение английского языка.

Смотрите, прямо бесплатно даю массовую консультацию сейчас: пока изнутри не наросла конкретная, личная, внятная, эмоционально и разумно обоснованная нужда учить английский язык, пока не видна конкретная сфера приложения его в жизни данного человека, можно учить что угодно, как угодно, с кем угодно и по каким угодно методикам. Будет милое хобби, развивающее такое, хоть и краткосрочное.

Так что нет, сначала ко мне никому не нужно: непонятно на фига. А вот когда становится нужно — тогда бегут, бегут со всех ног.

Как находят? Я не знаю, если честно. Работает имя, ну и, наверное, мои статьи, я неплохо пишу и очень щедро. Находят в основном через знакомых, через социальные сети. У меня нет никаких других каналов продвижения. Есть Фейсбук и всё.

Когда пришёл основной поток? После нашумевшей статьи про то, почему вы больше не работаете с детьми?

Почти после каждой удачной статьи происходит скачок в количестве подписчиков. Первый скачок произошёл после статьи про любовь и поддержку. Аудитория тогда выросла на несколько сотен человек. Потом был планомерный прирост: люди плюс-минус каждый день в каком-то количестве прибавлялись.

И случился прорыв, который мне очень дорого стоил, потому что отклик был какой-то колоссальный, ни до, ни после для меня невиданный, и мнения после той самой статьи очень поляризовались. Посыпались письма от родителей, заявки на работу с детьми, предложения от печатных изданий, приглашение на передачу о школьном образовании от «Первого канала». Началось какое-то безумие.

С этого момента пришло понимание, что вопрос не в том, чтобы что-то написать, вопрос в том, как разбираться с обратной реакцией.

Тогда пришло около 2000 человек. И мне было очень тяжело, я даже заболела. Этот текст показал мне динамику массового реагирования: сначала были позитивные отклики, потом кто-то сказал, что я пишу ересь. И дня через три началась настоящая травля. Люди приходили на мою страницу, забывая, что это моя личная страница. Писали обо мне в третьем лице, мол, автор тут нам что-то хочет сказать, а мы не хотим автора слушать. А автор сидит с вытаращенными глазами и на всё это смотрит.

И я перестала отвечать вообще.

Потом я собрала себя в кулак, выбрала несколько публичных личностей, которых я люблю, которыми восхищаюсь и которые сталкиваются с гораздо большим объёмом подобного, и впервые в жизни пошла на их публичные пространства, страницы, профили. Я смотрела не на них, а на комментарии, которые оставляют люди.

И я поняла, что спасения от этого нет — что бы ты ни делал, и насколько бы это прекрасно ни было, будет вот такая реакция. И людям, которые добились колоссальных успехов не только в России, но и на мировой арене, пишут на страницах совершенно непристойные вещи.

После этого все вопросы отпали. Но поболеть пришлось — моё тело среагировало.

Нельзя не быть живым. Иначе ты перестаёшь быть интересен своей аудитории.

В итоге, конечно, всё закончилось хорошо, потому что я села, посмотрела: в сухом остатке получился прирост аудитории около 2000 человек. Это не так плохо.

Если вернуться в самое начало, для вас лично английский язык — это что?

Для меня это выбор, который я не делала. А потом делала!

Было несколько ярких точек.

Первая точка была в три года, когда меня сначала отдали в обычный детский садик, и там мне было грустно, я много болела. Меня оттуда забрали и через какое-то время нашли детский садик с английским языком. До сих пор не знаю, откуда он взялся в Ленинграде в 82 году. Но это факт. Меня отдали туда не ради английского языка, а ради того, что там были человеческие лица у людей. Это то, что я не выбирала.

Дальше случилась точка, когда я бросила три вуза, а потом всё-таки решила, что мне нужно высшее образование. Я пошла по пути наименьшего сопротивления, нашла Институт иностранных языков, поняла, что в этом заведении я, возможно, и выживу. Я к тому моменту работала. Хотела идти на французский, подала туда документы, но мне сказали, что если я пойду учить английский, то меня возьмут сразу на второй курс. Я про себя прикинула — мне тогда было 20 с лишним — что это минус год и минус какая-то сумма денег, и я согласилась. Опять это был не совсем мой выбор.

Потом я долго переводила, много работала, хорошо зарабатывала, лет десять всё шло стабильно с тенденцией к затуханию в конце.

И настал период, когда я захотела заниматься чем-то совершенно другим. Несколько лет я потратила на поиск того, чем хотела бы заниматься, потом ещё год — в попытках реализовать одну свою творческую идею — и потерпела крах. Я сказала себе: «Маша у тебя ничего не получается, ты устала, как собака, денег нет, перспективы туманны, что ты можешь делать прямо сейчас?» Вопрос был поставлен ребром.

В этот период после 10 лет хорошего заработка я была финансово несамостоятельна, меня это очень терзало. Я честно посмотрела на то, что есть, и что я увидела? Конечно, английский язык.

Я поняла, что я могу преподавать. Начинала так же, как очень многие люди, которых я теперь ругаю за это. Я совершенно не умела это делать. Мне до сих пор немножко неловко перед первыми моими клиентами. Но я была внимательна к тому, что я делаю, и к тому, как на это люди отвечают, и через какое-то время я стала получать хорошую обратную связь. И, конечно, пошла получать дополнительное образование.

И тогда появился проект?

Нет.:) Вообще, это очень смешно. Мне часто пишут в комментариях: «Вот человек, который болеет своим делом, настоящий фанат своего дела!»

Проект на самом деле родился от того, что я села и сказала себе, что у меня не получается то, что я хочу.

Фактически, то, что я делаю сейчас — это план Б, план на случай неудачи. Неудача случилась — и я стала делать то, что могла.

Я не то, чтобы болею за дело, формулировка эта мне не очень нравится. Есть то, что органически моё, и это язык — вообще язык как система, как явление, которое для меня составляет абсолютную мою стихию вне всякого сомнения. Это те категории, которыми я мыслю. Как художник, который мыслит формами и цветами, как архитектор, который мыслит структурами. В каждом слове я вижу колоссальную историю. Мне физически не очень хорошо, когда я вижу слова, написанные с ошибками. Это имплантировано куда-то внутрь.

Когда я его учила, английский ещё не приобрёл статус «обязательного базового навыка». Считаю, что это глупо. Даже машину водить в этой жизни не является обязательным навыком. Вот, например, Джоан Роулинг — она не водит машину до сих пор. И ничего! К её услугам личный автомобиль с шофёром, а также городской транспорт, которым она пользуется, несмотря на свой статус.

Английский язык — это слишком дорогой навык, чтобы делать его вещью, про который можно сказать: «А ещё я знаю английский язык!»

Глубокий взгляд на проблему изучения языка и, как мне кажется, на жизнь в целом показала Мария. Есть о чём подумать, многое можно и стоит пересмотреть. Читать и перечитывать, каждый раз находя очередное ценное знание. Поделитесь своими впечатлениями с нами и с Марией: очень интересны ваши мысли, выводы, эмоции.
Ковина-Горелик
Мария Ковина-Горелик, автор проекта How to Know How

Беседовала Надежда Меркушева

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

20 − 16 =

 
Обсуждение: оставлено 3 коммент.
  1. Татьяна Трунова:

    Мария, Надежда, какое классное интервью!
    Очень многое отозвалось в душе, поскольку тоже преподаю иностранный язык. Мария, полностью согласна с Вами насчет ответственности и ожиданий студентов, рекламируемой легкости в процессе изучения языка и желания «во что бы то ни стало» достичь определенного уровня к четко установленной дате. И бывает непросто убедить студента, что иностранный язык это не столько цель, сколько путь, на котором человек встречается с самим собой. А моя задача просто помочь ему пройти по этому пути.
    И отследила еще один интересный момент. Пока читала интервью, не покидало ощущение, словно смотрюсь в зеркало. Почему? Потому что тоже училась у Марии Губиной, тоже есть и переводы, и преподавание, и новый языковой проект ))) Полистала странички Вашего сайта — впечатляет, обязательно почитаю повнимательнее.
    Мария, желаю Вашему проекту дальнейшего продвижения, а Вам — новых творческих идей!

    Ответить
    1. Надежда, редактор AzConsult:

      Татьяна, спасибо) Мы были уверены, что понравится)) И фидбек сейчас чудесный идёт! Рады открывать сокровища и делиться ими))

      Ответить
    2. Мария Губина:

      Татьяна, большое спасибо за ваши отзывы:)

      Ответить
©2012-2016.   Маркетинг с азов для малого бизнеса и микробизнеса
ИП Губина Мария Сергеевна, ОГРН 312784713800044, Санкт-Петербург
Политика конфиденциальности

ГЛАВНАЯ БЛОГ БЕСПЛАТНО ОБ АВТОРЕ УСЛУГИ ОТЗЫВЫ ФОРУМ КОНТАКТЫ

Скачайте подсказки по бухгалтерии и образцы заполнения бухгалтерских документов

 

Оставьте ваши данные в форме, и мы пришлём вам архив с документами по электронной почте.

×
Скачайте подсказки по бухгалтерии и образцы заполнения бухгалтерских документов

 

Оставьте ваши данные в форме, и мы пришлём вам архив с документами по электронной почте.


×

Введите имя и электронный адрес, и мы пришлем вам запись вебинара о правильной постановке целей и несколько полезных ресурсов

×

Оставьте ваше имя и электронный адрес ниже, и пришлем вам тест-шпаргалку от Валентины Власовой

×

Оставьте в форме имя и электронный адрес и скачайте мою мини-подборку опросников для отзывов

×

Оставьте в форме ваше имя и электронный адрес, и мы пришлем вам ментальную карту «Виды и группы контента»

×

Заполните поля формы и получите чек-лист от Дарьи Капитоновой по ведению Инстаграм-аккаунта для начинающих

×

Заполните форму и скачайте шаблон для систематизации контактов и поиска потенциальных партнеров

×

Заполните форму и скачайте шаблон для оценки важности ваших задач и составления плана делегирования

×

Сложно начать писать — на сайт, в блог, в прессу?
Видите пустую страницу документа Word и сразу теряете мысли? Есть о чём писать, но не знаете, с чего начать? Заполните форму и скачайте вебинар!

×

Заполните форму ниже и получите бесплатный курс «Из чего состоит проект»

×

Оставьте ваши данные в форме и мы пришлём вам чек-лист с инструментами, помогающими в продажах услуг»

×

Оставьте в форме ваше имя и электронный адрес, и мы пришлем вам ссылку на вебинар о ранних списках

×

Заполните поля формы и получите чек-лист от Дарьи Капитоновой по ведению Инстаграм-аккаунта для начинающих

×

Оставьте ваше имя и электронный адрес, и получайте анонсы новых статей

×